Вы здесь:
               
Изменить цвет : Dark Light

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

«Разве этот отчет о сражении... не является потрясающим? Разве можно в бою желать большего, как с 6 солдатами, обслуживающими 3 боевые машины, сломать фронт такого отважного и опытного противника на протяжении свыше 1 км? Разве одновременно не трогательно и ужасно, что пять батальонов должны были соединиться для того, чтобы побороть эти три стальные коробки?»

австрийский генерал Людвиг Фон Эмансбергер

 

Инициатором создания лучшего танка Первой Мировой войны стал полковник Жан-Батист Этьен, который в последствии для Франции стал тем же, кем был Эрнест Суинтон для англичан - отцом танковых войск. 1 декабря 1915 года Этьен обратился с письмом к главнокомандующему французских войск генералу Ж. Жоффру, в котором аргументировано доказал целесообразность строительства «сухопутных броненосцев», изложил принципы их применения и дал техническое описание такой машины. К письму Этьен приложил свой проект. Он хотел построить «сухопутный броненосец» весом 12 тонн на гусеничных цепях, вооруженный пулемётами и пушкой. Примечательно то, что даже название машины у англичан и французов было одинаковое. Этьен писал: «Броненосец должен иметь скорость до 9 км/час, преодолевать окопы до 2 м шириной и разрушать неприятельские блиндажи. Кроме того, машина сможет буксировать на подъемы до 20° семитонную бронированную повозку, в которую можно посадить команду из 20 человек с вооружением и амуницией». 12 декабря полковник Этьен был принят в генеральном штабе французской армии главнокомандующим Ж. Жоффром и, заручившись его поддержкой, направился в Париж в поисках производственных мощностей для осуществления своих планов.

В середине (по другим данным в конце) 1915 года он предложил Луи Рено, известному конструктору и владельцу крупнейшей во Франции автомобилестроительной фирмы, осуществить постройку легкого танка, по выражению самого конструктора "бронированного футляра для мотора и двух человек". Этьен получил вежливый отказ, мотивированный отсутствием опыта постройки подобных машин и загруженностью заказами.

В июне 1916 года полковник Этьен во главе специальной миссии отправился в Англию для ознакомления с работами над «сухопутными кораблями» (вскоре во Францию прибыла ответная английская миссия). По возвращении в июле Этьен вновь встретился с Луи Рено и убедил его взяться за проектирование новой машины. Этьен считал, что как дополнение к средним танкам, а особенно к тяжелым английским, которые он наблюдал на заводе Фостера и которым отводилась роль «пехотного тарана», понадобятся многочисленные легкие и подвижные боевые машины для непосредственного сопровождения атакующей пехоты. К тому времени французская армия отработала тактику «подвижного пехотного огня» — при атаке в пехотных цепях двигались ручные пулеметы, непрерывным огнем прижимающие противника к земле и подавляющие его огневые точки, снижая потери атакующих от пулеметов и минометов. Роль такого «бронированного застрельщика» должен был принять на себя легкий танк. Этьен пообещал Рено заказ на 150 машин и тот принялся за работу.

За основу была взята командирская модель танка "Шнейдер" СА2. Рено быстро изготовил прототип нового танка массой 6 тонн и экипажем из 2 человек. Ходовая часть оснащалась смешанной подвеской из листовой стали и спиральных пружин. Танк развивал максимальную скорость в 9 км/ч и нес вооружение из одного пулемета. 20 декабря 1916 года сам конструктор представил модель танка Консультативному комитету по специальной артиллерии. Новинка не понравилась, в частности, пулеметное вооружение признали недостаточным (а Этьен и Рено настаивали именно на нем). Критиковали малый вес, «недостаточный» для разрушения препятствий, размеры, из-за которых танк якобы не сможет переходить через рвы и окопы. Тем не менее, в феврале 1917 г. появился первый прототип легкого танка, Этьену и Рено удалось убедить членов комитета, и в марте 1917 г. фирме заказали 150 машин, а после успешных официальных испытаний 9 апреля заказ у величили до 1000 машин.

Казалась, все препоны пройдены, и тут вмешался министр вооружений, который, основываясь на докладе командира учебного центра Марли, потребовал, чтобы фирма увеличила внутреннее помещение и поместила в башню двух танкистов, поскольку в пехоте пулемет обслуживается минимум двумя бойцами (при этом не учли, что роли помощника пулеметчика и подносчика боеприпасов будет играть сам танк). На самом деле одноместная башня имела другой недостаток, выявившийся много позже — одному человеку приходилось решать задачи наблюдения, выбора целей и наведения оружия. Фронт требовал массы легких танков, менять проект было поздно, да и главнокомандующий настаивал, чтобы фирмы в первую очередь занимались производством легких машин. Этьен предложил 650 танков из 1150 заказанных вооружить 37-мм пушкой без существенной переделки башни. Опытный образец легкого танка с 37-мм орудием фирма сдала к середине 1917 года, что, несомненно, являлось достижением из-за проблематичности размещения пушки в предельно обжатой одноместной башне. Затем Этьен предложил увеличить заказ до 2500, включив в него так называемые «радиотанки» в качестве командирских и машин связи между танками, пехотой и артиллерией (по мнению военных, «радиотанком» должен был быть каждый десятый «Рено»). Главнокомандующий согласился и даже поднял 20 июня задание до 3500, причем все они требовались к весне 1918 г.

Многократное увеличение заказа оказалось для фирмы Луи Рено "не по зубам". Предполагалось, что завод фирмы "Рено" в Билланкуре сможет выпустить к сентябрю 750 танков. После увеличения заказа 20 июня, причем все 3500 танков требовались к весне 1918 года, пришлось привлечь к постройке и другие французские фирмы - "Берлие", "Шнейдер", "Делоне-Бельвиль". Заказ распределили следующим образом: "Рено"- 1850 танков, "Берлие" - 800, "Сомуа" (подрядчик "Шнейдера") - 600 и "Делоне-Бельвиль" - 280 танков.

Танк получил официальное название «Char Renault FT modele 1917», сокращенное до «Рено» FT-17 и в впоследствии имел четыре варианта исполнения: пулеметный (Char Mitrailler 8 mm), пушечный (Char Canon 37mm), командирский или «радиотанк» (Char TSF) и танк огневой поддержки (Char Canon 75 mm BS) с 75-мм пушкой в открытой сверху и сзади невращающейся рубке. Последнему повоевать не пришлось—ни одного из 600 заказанных BS до конца войны не построили. Любопытной чертой этого варианта было то, что стрельба велась назад по ходу машины.

В начале производства FT-17, танкостроители столкнулись со значительными трудностями. Не как не удавалось наладить производство литых башен с толщиной брони 22 мм. Из-за этого первые танки выпускались с клепанными восьмигранными башнями, у которых толщина брони не превышала 16 мм. Бронеплиты пришлось ввозились из Англии, так как французские заводы смогли начать производство броневых листов для нового танка только с октября 1917 года. Hе хватало 37-мм пушек, двигателей и трансмиссий, а также квалифицированной рабочей силы. Не мало времени ушло и на разработку системы установки самой пушки.

FT-17 имел корпус простой формы, собиравшийся из катаных листов на несущем каркасе из уголков и фасонных деталей. Небольшой танк был бронирован, почти как тяжелый: 16 мм - лоб, 6 мм - борт и 16-22 мм башня. Лобовые бронеплиты устанавливались с переменными углами наклона, в соответствии с которыми варьировались по толщине от 8 до 16 мм, в то время как бортовые 6-мм листы крепились отвесно. Крепление бронеплит осуществлялось заклепками. На ранних "Рено" ставились клепаные 8-гранные башни с толщиной брони 16 мм. С 1918 года началось производство литых, цилиндрической формы, башен фирмы "Берлье" с 22-мм вертикальным бронированием и 16-мм крышей и маской орудия.

Ходовая часть состояла из четырех тележек - одной с тремя и трех с двумя опорными катками малого диаметра на борт, которые собирались на продольной балке. Подвеска - блокированная, на листовых рессорах. Шесть поддерживающих катков объединялись в обойме, задний конец которой крепился на шарнире. Передний конец подрессоривался спиральной пружиной, обеспечивавшей постоянство натяжения гусеницы. Ведущее колесо располагалось сзади, а направляющее спереди. На многих машинах для уменьшения шума и веса направляющее (ведущее) колесо изготавливалось из дерева со стальным ободом — единственный случай в истории танкостроения. FT-17 комплектовался традиционными для тех лет крупнозвенчатыми гусеницами, отличавшимися малым ресурсом и сильными вибрациями. Проходимость этих легких машин оказалась неплохой благодаря очень низкому удельному давлению на грунт - 0,59 кг/кв. см. Ширина колеи гусеничного хода — 1,4 м. Для форсирования рвов танк оборудовали съемным «хвостом». «Хвост» крепился на корме двумя осями с засовами, на марше он поворачивался вокруг верхней оси и забрасывался на крышу моторно-трансмиссионного отделения, но мог оставаться и в «боевом» положении - в этом случае на «хвост» могли крепить полезный груз или сажать двух пехотинцев. При преодолении широкого рва «хвост» упирался в его передний скат, пока центр тяжести танка не достигал противоположного края. Длина танка с «хвостом» достигала 4,96 м. Спереди и сзади на корпусе танка имелись буксирные крюки, в комплект танка включали трос и буксирную цепь.

На танке установили двигатель "Рено"- 4-цилиндровый водяного охлаждения, карбюраторный, расположенный линейно, мощностью 35 л. с. при 1500 об/мин. Вместе с трансмиссией и топливными баками, он размещался в изолированном от боевого моторном отделение. Вращающий момент через коническое сцепление передавался на механическую коробку передач, имевшую четыре скорости вперед и одну назад. Управление танком требовало значительных физических усилий и осуществлялось попеременным торможением левой и правой гусеницы. Запас топлива допускал время движения танка 8 часов, однако доливать воду в радиатор приходилось чаще.

Вход и выход экипажа осуществлялся через трехстворчатый носовой люк (в кормовой части башни имелся еще распашной аварийный). Стрелок пушки или пулемета располагался в башне стоя или полусидя в брезентовой петле, которую позже заменили регулируемым по высоте сиденьем. Башня, имевшая грибовидный откидывающийся купол для вентиляции, вращалась вручную (при помощи спинного упора). Благодаря вентиляционному куполу с пятью смотровыми щелями стрелок мог вести наблюдение за полем боя. Водитель наблюдал за местностью через три не застекленные смотровые щели.

В башне устанавливались - 8-мм пулемет "Гочкис" обр. 1914 года с боекомплектом 4800 патронов, либо 37-мм пушка "Пюто" SA18 L/21 с длиной ствола 21 калибр. Боеукладка снарядов (200 фугасных, 25 бронебойных и 12 шрапнелей) или патронов (4800 штук) располагалась на днище и стенках боевого отделения.

Бронебойный снаряд Mle 1892 массой 500 гр., 15 гр. из которых приходилось на мелинит, пробивал броню толщиной 18 мм установленную под углом 300 на дистанции до 100 м. С увеличением дистанции пробиваемость снижалась - 12 мм. на дистанции 500 м. и 7 мм. на дистанции 1000 м. Начальная скорость снаряда 388 м/с.

Телескопический прицел с 1,5-кратным увеличение позволял вести прицельный огонь из пушки SA 18 L/21 на дальностях до 400 м. Угол вертикального наведения вооружения танка составлял от – 200 до + 350 , горизонтального 3600. Наведение осуществлялось с помощью плечевого упора. Максимальная скорострельность 15 выстрелов в минуту, практическая 10.

Единственным заметным недостатком FT-17 был небольшой запас хода. 12 сентября 1918 года два танковых батальона под командованием подполковника Паттона в составе 90 танков израсходовали все горючие и встали, так и не дойдя до противника. Проблему запаса хода - а он составлял всего 35 км, решили просто. "Лучшего друга пехоты" грузили в кузов тяжелого автомобиля и подвозили как можно ближе к исходной позиции для атаки, благо, грузовиков для этих целей у французов хватало.

«FT-17» оказался простым и дешевым танком, низкое удельное давление на грунт, не превышавшее 0.6 кг/см, обеспечивало хорошую проходимость, танк преодолевал короткие подъемы до 450 и 1,8-метровые рвы, а вынесение оси направляющего колеса вперед-вверх и его большой диаметр способствовали преодолению вертикальных препятствий и позволяли танку выбираться из больших воронок.

Луи Рено создал, бесспорно, одну из наиболее выдающихся конструкций в истории техники. Схема компоновки «Рено» FT-17 с задним расположением моторно-трансмиссионного отделения и ведущих колес, передним — отделением управления и средним — боевого отделения с установкой вооружения во вращающейся башне до сих пор остается классической. Именно по такой компоновочной схеме выполнено подавляющее большинство современных танков.

Стоит отметить тот факт, что США согласились построить 1200 «Рено» с заменой французского двигателя на американский, литой башни клепаной, пересчетом метрических размеров в дюймовые и один из первых построенных FT-17 сразу отправили в США.


Так был создан первый в мире танк классической компоновки, но существует и более «интересная» версия истории создания знаменитого FT-17.


В декабре 1915 года, полковник Жан-Батист Эжен Этьен, побывав в союзной французам России, познакомился с проектом первого в мире танка Вездеход, созданного Александром Пороховщиковым.  Приплатив нужным людям, Этьен получил подробные чертежи русской конструкции. Вернувшись во Францию, Этьен предложил эти чертежи Луи Рено. Рено, подробно ознакомившись с чертежами, отказался от покупки, мотивируя отказ отсутствием опыта постройки подобных машин. Однако русский проект был простым, как всё гениальное, и Рено, обладавший отличной зрительной памятью, смог довольно точно восстановить эти чертежи, вернувшись с переговоров. Не теряя времени, Рено занялся постройкой собственного варианта русского Вездехода.

Общая компоновка танка - отделение управления спереди, боевое посередине, а силовое сзади, признанная теперь классической, была полностью заимствована у русского образца. Кроме того, в то время как англичане готовили к производству танк со спонсонным расположением вооружения, а фирма Сен-Шамон строила танк с казематным расположением орудия, Рено (точнее, не сам Рено, а конструктор его компании Рудольф Эрнст-Мецмаир) расположил вооружение в башне кругового вращения, как это было на Вездеходе. Однако, в конструкцию Вездехода были внесены и кое-какие изменения. Прежде всего, Рено отказался от моногусеницы и колёсного управления. Вместо этого он применил две гусеницы как у Английского «Маленького Вилли». Кроме того, Рено вполне справедливо счёл, что одному танкисту будет трудновато одновременно вести и машину, и пулемётный огонь, и ввёл в экипаж помимо водителя ещё и башенного стрелка. В довершение всего располагавшийся спереди ленивец был сильно увеличен в размерах, что позволяло танку брать 60-сантиметровые вертикальные препятствия.

В декабре 1916 года модель танка была представлена Консультативному комитету по артиллерии специального назначения, в котором теперь председательствовал всё тот же полковник Этьен. Он заявил, что Франции нужны не лёгкие вуатюретки, а тяжёлые танки наподобие британских, а потому комитет отдаёт предпочтение моделям Schneider CA1 и Saint Chamond. Теперь Рено вынужден был заплатить Эстьену гораздо больше, чем тот просил за чертежи, но Рено это не огорчило – он знал, что даже если бы он тогда честно заплатил за чертежи, Этьен всё равно потребовал бы с него взятку за оформление госзаказа на его танки.

Вопрос был решён, и вскоре прототип был допущен на государственные испытания, которые начались 10 апреля и закончились полным успехом. Однако теперь Этьен за госзаказ в 150 танков потребовал от Рено не просто денег, а часть акций его предприятия. Такую наглость Рено стерпеть уже не смог и предложил пакет акций своей компании видному политику Александру Мильерану, который ещё недавно был военным министром, а вскоре стал премьер-министром Французской республики. После этого вопрос с госзаказом тут же решился.

 

NB следующий цикл статей будет посвящен Российским танкам 

Комментарии   

 
0 #1 Admin 45ka 17.04.2013 14:24
Хорошая тема. Много нового узнал.
 

Зарегистрируйтесь на сайте или войдите набрав логин и пароль.

Главная Новости World of Tanks История танкостроения часть 3
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика