Вы здесь:
               
Изменить цвет : Dark Light

Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 


«Мы построим закрытые колесницы, которые проникнут в неприятельские линии и не смогут быть уничтожены толпой вооруженных людей, а позади них может следовать пехота без особого риска и всякого багажа»

Леонардо да Винчи XV век

 

 История военного искусства доказывает, что только наступление может привести к разгрому, окружению и полному уничтожению врага, и именно поэтому возникла мысль о принципиально новом транспортном средстве, с высокой проходимостью, большой огневой мощью и хорошей защищённостью (хотя бы против пулемётного и ружейного огня). Такое транспортное средство могло бы с высокой скоростью преодолевать линию фронта и вклиниваться в глубину обороны противника, осуществляя по крайней мере тактические обходы.

Идея создания боевой гусеничной машины, способной передвигаться по пересеченной местности через окопы, рвы и проволочные заграждения, рождалась в голове у многих изобретателей, о самых известных из них мы и расскажем.


Часть 1. Прототанки Российской Империи

Первым известным Российским танкостроителем-танкоизобретателем стал потомственный дворянин Александр Александрович Пороховщиков, родившийся в 1893 году в достаточно обеспеченной семье. Системного технического образования А.А. Пороховщиков не имел, то есть он был не инженером, а изобретателем-самоучкой, занимавшимся чуть ли не всеми областями техники.

9 января 1915 года Пороховщиков представил главному начальнику снабжений Северо-Западного фронта чертежи и смету в сумме 9660 руб. 72 коп. для постройки машины, которую назвал «Вездеход». Кроме высокой проходимости автор обещал обеспечить и плавучесть машины за счет герметизации корпуса. Спустя четыре дня Пороховщикову предоставили требуемые средства, оборудование авторемонтной мастерской и 25 мастеровых из числа ратников ополчения. Уже 18 мая «Вездеход» прошел первые испытания на хорошей дороге.

Конструкция машины была необычной. Сварной каркас опирался на одну широкую гусеницу из прорезиненной ткани, натянутую на четыре пустотелых барабана, причем передний барабан был заметно приподнят над опорной поверхностью. Такая конструкция гусеничного обвода, облегчавшая преодоление препятствий, была несомненным достоинством машины, хотя первым это решение применил не Пороховщиков. Пятый барабан прижимал гусеницу сверху. Задний барабан был ведущим, вращение на него передавалось через коробку передач и карданный вал от карбюраторного двигателя мощностью 10л.с. Три кольцевые канавки на каждом барабане и гребни гусеницы предохраняли ее от поперечного смещения, но не предотвращали проскальзывания. Удельное давление на грунт должно было составлять всего около 0,05 кг/см2. По бокам от гусеницы «Вездехода» помещались две поворотные колонки с небольшими колесами, которыми водитель управлял с помощью штурвала. Водитель и пассажир размещались рядом на сиденье в средней части машины. По хорошей дороге «Вездеход» должен был двигаться на заднем барабане и колесах, а на рыхлом грунте ложиться на гусеницу. Колеса, частично погрузившись в грунт, должны были, по замыслу автора, играть ту же роль, что и руль корабля или самолета. На деле же управление «Вездеходом» оказалось весьма проблематичным. На испытаниях для поворота приходилось упираться в грунт длинной жердью поочередно с правой и с левой стороны машины. Испытания продолжались до конца 1915 года. Последний акт датирован 29 декабря.

Проходимость танка «Вездехода» на местности была, безусловно, выше, чем у обычных автомобилей, но с известными оговорками (сложность поворота, проскальзывание ленты и т.д.). Однако в этом виде танк «Вездеход» не был не только танком, но даже его прототипом. Помимо гусеничного движителя, танк делают танком еще броня и вооружение. Ни того, ни другого «Вездеход» не имел. Вооружение машины рассматривалось изобретателем весьма приблизительно: нарисованная пунктиром башенка с пулеметом не соответствует даже размерам машины. Создается впечатление, что таким образом просто отмечено место: вот тут должно быть вооружение, а какое и как, автор, похоже, даже не задумывался. Говоря современным языком, танк «Вездеход» - это прототип шасси транспортного средства повышенной проходимости.

Отметив достоинства, военные дали танку «Вездеходу» в целом отрицательную оценку. В таком виде он их не устраивал.

 Параллельно с «Вездеходом» А.А. Пороховщикова капитаном российской армии Николаем Николаевичем Лебеденко был разработан проект боевой машины, получившей название «Царь танк». Проект машины отличался большой оригинальностью и амбициозностью. По воспоминаниям самого Лебеденко, на идею этой машины его натолкнули во время службы на Кавказе (еще до первой мировой войны) среднеазиатские повозки арбы – транспортные средства жителей Кавказа. Дорог в привычном понимании этого слова на Кавказе тогда не было, но арба – тележка с двумя колесами с высокими ободами легко преодолевала все кочки и ухабы на том, что считалось там дорогами.

В 1914 году капитан Лебеденко руководил Приватной лабораторией по военным изобретениям и занимался разработкой бомбосбрасывающих приборов для первого в мире тяжелого стратегическому бомбардировщику «Илья Муромец». С началом боевых действий (Первая мировая война) он вспомнил о своей идее создать боевую машину, построенную по принципу двухколесной телеги – арбы. Своего рода боевую колесницу нового поколения. Только очень большую. В отличие от «классических» танков, использующих гусеничный движитель, Царь-танк, по задумке Лебеденко, был колёсной боевой машиной и по конструкции напоминал сильно увеличенный орудийный лафет. Два огромных спицевых передних колеса имели диаметр примерно 9 м, задний же каток был заметно меньше, около 1,5 м. Верхняя неподвижная пулемётная рубка была поднята над землёй примерно на 8 м. Т-образный коробчатый корпус имел ширину 12 м, на выступающих за плоскости колёс крайних точках корпуса были спроектированы спонсоны с пулемётами, по одному с каждой стороны (предполагалась также возможность установки пушек). Под днищем планировалась установка дополнительной пулемётной башни. Проектная скорость передвижения машины составляла 17 км/час.

Проект машины получил одобрение в ряде инстанций, но окончательно дело решила аудиенция 8 января (21 января по новому стилю) 1915 года у Николая II. К аудиенции у императора Лебеденко хорошо подготовился. Им была изготовлена заводная деревянная модель танка с двигателем на базе граммофонной пружины и никелированными колесами 30 сантиметров диаметром. Для модели был изготовлен изящный ларец из красного дерева. Эту модель Лебеденко подарил императору. По воспоминаниям придворных, император и инженер полчаса «аки дети малые» ползали по полу, гоняя модель по комнате. Игрушка резво бегала по ковру, легко преодолевая стопки из двух-трёх томов «Свода законов Российской Империи», извлеченных из шкафа специально для ходовых испытаний «экспериментального образца» боевой машины. Аудиенция кончилась тем, что впечатлённый машиной Николай II распорядился открыть финансирование проекта. На реализацию проекта было выделено 210 тыс. рублей.

Конструкторское бюро по Царь-танку работало в Москве по адресу Садово-Кудринская, д.23. Детали танка изготавливались на заводе в Хамовниках. Но при изготовлении машины возникли трудности и в проект пришлось внести коррективы. Например, проектная толщина брони должна была составлять 7 миллиметров, но бронелистов такой толщины не оказалось. Пришлось использовать то, что было – листы толщиной в 10 миллиметров. Увеличение толщины брони всего на 3 миллиметра, привело к увеличению массы танка в полтора раза: против расчетных 40 тонн – до 60 тонн. Двигателей нужной мощности, которые, согласно расчетам, должны достигать 300 л.с. для того, чтобы привести такую махину в движение, в России не выпускалось. Поэтому на «Царь-Танк» установили два трофейных двигателя «Майбах» мощностью 250 л.с., снятых с подбитого немецкого цеппелина.

Работы под императорским патронажем шли быстро — вскоре танк был изготовлен в металле и с конца весны 1915 года скрытно собирался в лесу у станции Орудьево к северу от Дмитрова. 27 августа (9 сентября) 1915 года были произведены первые ходовые испытания готовой машины. Применение больших колёс предполагало повышенную проходимость всего устройства, что подтвердилось на испытаниях — машина ломала березы, как спички. Однако задний управляемый каток, в силу своих малых размеров и неверного распределения веса машины в целом, почти сразу после начала испытаний увяз в мягком грунте. Большие колёса оказывались неспособны вытащить его, даже несмотря на применение мощнейшей по тем временам двигательной установки, из двух трофейных моторов «Майбах» по 250 л.с. каждый. Также испытания выявили казавшуюся впоследствии очевидной значительную уязвимость машины — главным образом колес — при артиллерийском обстреле, особенно фугасными снарядами. Все это привело к тому, что уже в августе проект был свёрнут в результате отрицательного заключения Высокой комиссии.

Вплоть до 1917 года танк стоял под охраной на месте испытаний, но затем из-за начавшихся политических катаклизмов о машине забыли и больше не вспоминали. Конструкторские работы по ней больше не проводились, а огромная сюрреалистическая конструкция построенной боевой машины еще 7 лет ржавела в лесу на месте испытаний, пока в 1923 году танк не был разобран на металлолом.

Помимо «Вездехода» Прохорщикова и «Царь-танка» Лебедева также сушествует проект «Бронированного автомобиля» - русского сверхтяжелого танка, который предлогал изобретатель Василием Дмитриевичем Менделеевым.

В.Д. Менделеев, сын знаменитого русского химика Д.И. Менделеева, в период с 1911 по 1915 гг. в свободное от работы время, без чьей-либо помощи, будучи ведущим конструктором Невского судостроительного завода (активно занимавшегося в те годы изготовлением подводных лодок для Морского технического комитета), самостоятельно выполнил проект бронированной вездеходной машины большой массы.

Опираясь на свое образование и опыт конструирования, В.Д. Менделеев в течение четырех с половиной лет выполнил не просто эскизную разработку идеи, но полноценный проект, доведенный до уровня рабочих чертежей опытного образца.  

Корпус машины предполагалось изготавливать, подобно корпусу корабля, клепкой и сваркой бронеплит толщиной около 6 дюймов (150 мм) в лобовой части, 4 дюйма (101,4 мм) в бортах и корме, а также 3 дюйма (76,2 мм) на крыше и 8 мм  на дне, что делало его практически неуязвимым для всех видов вооружения сухопутной армии того времени.

Предложенный им проект танка был вполне реализуем на любом кораблестроительном предприятии своего времени. Этот «прототанк» представлял собой бронированную гусеничную машину рекордной массы 173 тонны, силовой установкой которой являлся бензиновый двигатель от подводной лодки мощностью 250 л.с. Компоновочно машина тоже напоминала скорее не танк, а подводную лодку, положенную на гусеницы. Несла вооружение в носовой части, моторно-силовое отделение – в корме, а отделение управления и экипажа – в середине корпуса. Для передачи крутящего момента на ведущие колеса предполагалось изготовить КПП механического типа с четырьмя передачами вперед и одной задней скоростью. Рядом с двигателем располагался и воздушный компрессор с баллонами сжатого воздуха, предназначенными для механизации и автоматизации практически всех работ в танке. В частности, приводы переключения скоростей в главных постах управления, а также приводы заряжания пушки были пневматическими.

Изобретатель предполагал применение в танке также пневматической подвески, которая была особо привлекательной для машины такой массы ввиду ее «двойного действия». В случае медленных колебаний благодаря единому объему пневмосистемы по бортам подвеска работала на манер блокированной, а в случае быстрых колебаний как индивидуальная. Наличие пневматической подвески позволяло изобретателю регулировать клиренс машины, в случае необходимости даже опуская корпус на грунт. Это предполагалось производить в случае сильного огня противника для защиты ходовой части, а также при производстве выстрела, чтобы разгрузить ходовую часть от сильной отдачи.

Для переброски на большие расстояния машина, имевшая, по расчетам, максимальную скорость на дорогах 24,8 км/ч и запас хода около 50 км, должна была устанавливаться на «железнодорожные скаты», на которых ее передвижение могло осуществляться своим ходом или при помощи тягового паровоза.

Основное вооружение машины составляла 120-мм морская пушка Канэ, устанавливавшаяся по оси танка на тумбе в передней части корпуса. Орудие имело возможность горизонтальной наводки в пределах 16° в обе стороны от продольной оси машины. Для прикрытия амбразуры при наведении пушка оснащалась подвижной плоской бронемаской. Подача снарядов производилась при помощи тележки по подвесному монорельсу с пневматическим приводом, что увеличивало скорострельность орудия. Боекомплект пушки составлял 51 выстрел (46 — в «крюйт-камере», 4 — на тележке и 1 — в казённике орудия). В качестве вспомогательного вооружения имелся 7,62-мм пулемёт «Максим», установленный в цилиндрической башенке кругового вращения на крыше корпуса. В походном положении или при усиленном обстреле башенка могла задвигаться внутрь корпуса посредством пневматического привода.

Интересной особенностью танка было то, что в нем помимо двух основных постов управления (для движения вперед и назад) были предусмотрены также два резервных, которые могли использоваться при порче механизмов основных постов управления, а также их разрушении при обстреле.

Проект «Бронированного автомобиля», как Менделеев назвал своё детище, был представлен им в канцелярию военного министерства 24 августа 1916 года. Проект был весьма революционным для своего времени. Многие идеи, изложенные в нем, увидели свет лишь спустя десятилетия. Однако именно эта революционность во многом и послужила тому, что стоимость танка была сравнима со стоимостью хорошей подводной лодки, и потому проект, предложенный военному ведомству, интереса не вызвал.

 

NB Часть 2. Первый серийный танк и его история будет размещена позже (для тех кто дочитал до конца и кому это интересно).

Более старые статьи:

Зарегистрируйтесь на сайте или войдите набрав логин и пароль.

Главная Новости World of Tanks История танкостроения часть 1
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика